исключение уголовной ответственности
Глава 8. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. ГАРАНТ: См. Обзор практики применения судами положений главы 8 УК РФ, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая г. В самом деле, уголовная ответственность отсутствует либо в случае отсутствия ее основания — состава преступления (в силу различных причин), либо в силу указания закона на наличие иных обстоятельств, делающих невозможным наступление уголовной ответственности. «Немаловажно и то, что наличие рассматриваемых обстоятельств (исключение признаков состава. Понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния. Каждое преступление, обычно, связано с нанесение серьезного вреда отношениям в обществе, которые подлежат охране, а также интересам личности. Мера нанесенного либо грозящего вреда определяет главный признак каждого преступления – его опасность для общества.  Обстоятельства, которые исключают преступность деяния, — это действия лица в сознательной и.

исключение уголовной ответственности
Статистика сайта
исключение уголовной ответственности
Существенные различия преступления от правонарушения
исключение уголовной ответственности
Уголовный кодекс Российской Федерации
пример залога в гражданском праве

Ответственность за обналичивание: от уголовной до субсидиарной

Чем отличается уголовное преступление от административного правонарушения? На этот вопрос каждый должен знать ответ. Любое деяние, которое запрещается на законодательном уровне, является нарушением. Нарушение разделяются на два вида: преступление и правонарушение. Преступления относятся к ведению Уголовной области права, а значит, перечислены в соответствующем кодексе. Правонарушения, регулируются Кодексом об административных правонарушениях.
исключение уголовной ответственности

Исключение уголовной ответственности


исключение уголовной ответственности
исключение уголовной ответственности

Понятие необходимой обороны. Встречаются ситуации, когда чувство собственного достоинства, совесть человека , его мужество, благородство и принципиальность берут верх над соображениями ложной гуманности, личной безопасности, над его страхом и даже инстинктом самосохранения. При определении социальной ценности насильственного противодействия злу решающее значение имеет то, чем оно вызвано, какими личными качествами и побуждениями продиктовано, каким целям служит, какое место занимает во взаимоотношении человека и общества.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства ч.

Таким образом, деяние, именуемое необходимой обороной, носит правомерный и общественно полезный характер, если оно совершается в состоянии необходимой обороны, то есть при обстоятельствах, которые, с одной стороны, указывают основания и условия для осуществления защиты правоохраняемых интересов от общественно опасного посягательства, с другой — обозначают пределы такой защиты, позволяющие избежать причинение посягающему явно излишнего вреда, которые именуются основаниями и условиями правомерности необходимой обороны.

Состояние необходимой обороны — это совокупность система признаков, характеризующих не только защиту, но и посягательство, конфликтное взаимодействие обороняющегося и посягающего в ситуации обороны в целом. Основания и условия правомерности необходимой обороны. Оборона понимается как противодействие нападению, как действие ответное, производное, вынужденное, представляющее собой защиту от нападающего противника, который в рассматриваемых случаях становится жертвой собственного общественно опасного посягательства.

С точки зрения уголовного закона правомерна лишь оборона от общественно опасного посягательства, которое является объективным основанием акта необходимой обороны. Уголовный закон не раскрывает понятие общественно опасного посягательства, его содержание и форму.

Ясно только то, что оборона недопустима против действия бездействия , хотя формально и содержащего признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющего общественной опасности ч.

Она недопустима, конечно, и против действий правомерных и общественно полезных. Для возникновения состояния необходимой обороны достаточно факта совершения посягательства, причиняющего или способного причинить уголовно-наказуемый вред правоохраняемым интересам.

Ограничивая социально-правовую характеристику посягательства материальным признаком преступления — общественной опасностью, уголовный закон не требует, чтобы оно было совершено виновно, а посягающий был способен нести уголовную ответственность за содеянное. Посягательство, достаточное для того, чтобы вызвать состояние необходимой обороны, можно определить как деяние, предусмотренное Особенной частью уголовного закона, независимо от того, привлечено ли лицо, его совершившее, к уголовной ответственности или освобождено от нее в связи с невменяемостью, недостижением возраста привлечения к уголовной ответственности или по другим основаниям.

Подобное понимание посягательства, являющегося основанием для немедленного применения силы и оружия в отношении посягающего, дается в Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка. Так, согласно п. Состояние необходимой обороны вызывается только действием посягающего.

Если оборона означает противодействие нападению, то посягательство, осуществляемое в форме нападения, и есть то первоначальное действие, которое вызывает необходимость немедленной и не менее эффективной по силе, характеру и интенсивности реакции на него.

Активный характер посягательства очевиден. Бездействие матери, не кормящей новорожденного ребенка, которое пресекается применением к ней насилия или угрозы насилия, создает не ситуацию необходимой обороны, как считают некоторые авторы2 , а ситуацию принуждения к действию для выполнения правовой обязанности, которая, согласно ч.

Если посягающий действует виновно, то он действует умышленно. При неосторожных преступлениях лицо также может действовать умышленно, причиняя по неосторожности уголовно-наказуемый вред например, водитель превышает скорость, создавая аварийную обстановку. Поэтому неосторожное преступление в принципе также может создать ситуацию обороны. Однако опасность неосторожных посягательств не всегда очевидна.

Особое значение в таких случаях приобретают характер и объективная направленность действий, с которых начинается и которыми сопровождается неосторожное преступление, их общественная опасность, реальность посягательства. Например, вполне правомерна оборона от действий врача, по неосторожности набравшего в шприц отравляющее вещество вместо лекарства и пытающегося сделать пациенту инъекцию.

Разнообразие вариантов защиты, мер, принимаемых в отношении лиц, совершающих неосторожные посягательства, а также сама возможность обороны во многом зависят от намерений посягающего, его упорства в достижении цели, несущей объективную опасность жертвам посягательства, мотивов, которыми он руководствуется, совершая действия, ведущие к общественно опасным результатам, и т.

Некоторые посягательства начинаются как нападения, а продолжаются как деяния, предполагающие насилие при попытке пресечь их дальнейшее совершение. К таким посягательствам можно отнести участившиеся случаи захвата заложников, зданий, помещений, сооружений и транспортных средств. Эти деяния, продолжаемые в форме насильственного удержания захваченных лиц или материальных объектов, вызывают необходимость ответных насильственных действий по их освобождению.

Состояние необходимой обороны, возникшее с момента захвата заложников или соответствующих объектов, сохраняется и в процессе их противоправного удержания, чреватого нанесением тяжкого вреда жертвам захвата, другим правоохраняемым интересам.

Необходимость в обороне на этом этапе посягательства вызывается опасностью его продолжения и перерастания в нападение в отношении лиц, выполняющих служебные обязанности или общественный долг по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. В определенных случаях состояние необходимой обороны создается незаконными и противоправными действиями должностных лиц, использующих свое официальное положение в ущерб правоохраняемым интересам и вопреки интересам службы.

В тех случаях, когда посягательства государственных служащих совершаются в форме нападения, причиняющего или способного причинить своей жертве очевидный, неотвратимый и неустранимый или невосполнимый физический или имущественный вред, они создают необходимость защиты в форме противонападения путем причинения нападающему явно нечрезмерного физического вреда.

Среди таких посягательств особую опасность представляют деяния, совершаемые в ситуации, дающей основание считать, что жизни или здоровью потерпевшего грозит реальная опасность. Учитывая это обстоятельство, законодатель предусмотрел в ч. Только реальное посягательство может оправдать применение мер защиты правоохраняемых интересов путем причинения уголовно-наказуемого вреда.

Оборона против готовящегося или предполагаемого нападения недопустима. Не угроза нападения, какой бы реальной она ни казалась, а реальное, существующее в действительности нападение допускает применение оборонительных действий.

Нападение как процесс агрессивного, наступательного поведения начинается с момента создания посягающим реальной опасности правоохраняемым интересам жертвы.

Эта опасность должна быть объективирована вовне как подлинная реальность, ясно выражена в конкретных действиях нападающего, выдающих агрессивность его намерений, их направленность в сторону конкретной жертвы, вполне определенных интересов общества и государства.

Поэтому законодатель в ч. Главное здесь заключается в готовности непосредственно перейти к соответствующему посягательству, если есть основания опасаться немедленного осуществления высказанной и подтверждаемой соответствующими действиями угрозы посягающего.

Возникновение состояния необходимой обороны уголовный закон связывает с продолжаемым посягательством. При этом даже переход оружия или других предметов, использованных при нападении от посягавшего к обороняющемуся, сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

Преступное или приравненное к нему общественно опасное посягательство, осуществляемое в форме нападения, порождает экстремальную ситуацию, которую можно определить как состояние ожидания реализации возможности обороны. Это начальный этап состояния необходимой обороны, который показывает возможность и момент для начала оборонительных действий.

Он определяет и открывает такую возможность на определенный промежуток времени. Таким образом, если посягательство существует, имеет место в данный момент, проявляет себя непрерывно в течение какого-то промежутка времени в конкретных действиях, то оно существует в действительности как некая объективная реальность.

Наличие и продолжение общественно опасного посягательства определяет в конечном итоге наличие состояния необходимой обороны, а тяжесть опасность посягательства определяет пределы правомерной защиты, когда лицо уже оказалось в ситуации необходимой обороны.

Общественно опасное посягательство составляет объективное основание2 для необходимой обороны. Оно вызывает необходимость причинения вреда для защиты соответствующих правоохраняемых интересов. Все другие обстоятельства или признаки, рассмотренные выше, которые характеризуют посягательство как причину противодействия ему путем причинения вреда, следует относить к условиям правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству.

Согласно п. Указанные средства и приспособления устанавливаются заранее, хотя и срабатывают в отсутствие применяющего их лица. Они должны сработать во время общественно опасного посягательства, поэтому с их помощью осуществляется необходимая оборона. Необходимо предложить Пленуму Верховного Суда РФ указать среди средств, которые могут быть использованы в целях защиты охраняемых уголовным законом интересов, животных например, собак , охраняющих жилище или иные объекты.

В соответствии с ч. Это право могут использовать как граждане России, так и иностранные граждане и лица без гражданства. Для российских граждан осуществление необходимой обороны является не только естественным правом. Необходимая оборона является важной гарантией реализации конституционных положений о неприкосновенности личности, жилища и имущества граждан.

Она обеспечивает условия для выполнения гражданами их конституционного долга по охране права собственности , государственных и общественных интересов. Для некоторых категорий граждан защита охраняемых уголовным законом интересов является не только правом, но и обязанностью, невыполнение которой влечет уголовную, дисциплинарную или иную ответственность.

Граждане России, выполняющие соответствующие профессиональные функции или занимающие соответствующее служебное положение, вправе и обязаны осуществлять защиту правоохраняемых интересов, поскольку это регламентируется специальными нормативными актами , предусматривающими их правовой статус и полномочия в той или иной сфере профессиональной или служебной деятельности.

Так, сотрудник полиции обязан поддерживать правопорядок и пресекать любые посягательства на него; часовой обязан защищать вверенный ему военный объект от нападения; охранник обязан охранять порученный ему склад и т. Обороняющийся имеет право на применение активных мер при защите от общественно опасного посягательства путем причинения вреда, независимо от возможности избежать такого посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти ч.

Вред при необходимой обороне может причиняться только посягающему. При нападении, совершаемом группой лиц, обороняющийся вправе применять к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы. Причинение вреда третьим лицам, не имеющим отношения к посягательству, не является актом необходимой обороны.

В подобных случаях могут применяться правила о крайней необходимости. Оборона признается правомерной, если она использована при отражении общественно опасного посягательства на личность и права обороняющегося или других лиц, охраняемые законом интересы общества или государства. К таким интересам объектам посягательства и защиты следует относить: жизнь и здоровье человека, его личную свободу, честь и достоинство, собственность , общественную безопасность и общественный порядок, здоровье населения, экологическую безопасность, безопасность государства, мир и безопасность человечества и др.

Причинение вреда посягающему сопровождает любой акт необходимой обороны. Но оно не самоцель, а вынужденный шаг к достижению главной цели оборонительных действий, который состоит в пресечении посягательства, защите от него правоохраняемых интересов.

При необходимой обороне лицо действует из чувства самосохранения, нравственного долга, нетерпимости к общественно опасным посягательствам, желания помочь его жертвам, показать свою удаль, благородство, из чувства жалости к жертве и сопереживания с ней, из стремления к доброй славе и т.

Эти мотивы соответствуют указанной цели. Учитывая значение цели в определении социальной и нравственно-правовой природы действий, вызванных общественно опасным посягательством, высшие судебные инстанции страны связывают правомерность таких действий с наличием у обороняющегося специальной цели: отразить нападение, защитить себя, освободиться от нападающего, пресечь антиобщественное нападение и освободиться от приставаний и насильственных действий и т.

Отмеченные субъективные признаки акта необходимой обороны позволяют отграничить это правомерное поведение от внешне сходных с ним деяний, направленных не на отражение общественно опасного посягательства, а на причинение вреда из мести, зависти или других социально ущербных мотивов.

Провокация обороны. Субъективное основание необходимой обороны сводится к тому, чтобы оборонительные действия и причиненный ими вред были вызваны необходимостью отражения нападения и защиты правоохраняемых интересов от такой опасности. С этих позиций в действиях лица, спровоцировавшего посягательство, необходимая оборона отсутствует.

Ответственность в таких случаях наступает на общих основаниях, поскольку лицо, спровоцировавшее нападение, не преследует общественно полезную цель защиты правоохраняемых интересов , а действует из нравственно-негативных побуждений из мести, зависти, ревности и т. Причинение вреда посягающему при необходимой обороне предполагает своевременность действий обороняющегося.

Такой вред может быть причинен, как отмечалось, лишь тогда, когда посягательство уже началось и еще не окончилось, то есть в период его осуществления, при реальном посягательстве. Необходимая оборона своевременна не только тогда, когда, например, посягающий наносит удары, завладевает имуществом, нарушает общественный порядок, но и тогда, когда он, угрожая расправой, пытается снять со стены ружье, поднимает камень или палку, пытается вскрыть дверь и проникнуть в чужой дом и т.

Такие действия означают начало посягательства и возможность начать оборону. Для определения своевременности обороны столь же важное значение имеет установление момента окончания посягательства, который связан с выполнением объективной стороны состава преступного посягательства.

Этот момент наступает в преступлениях с формальным составом — с момента совершения деяния; в преступлениях с материальным составом — с момента причинения вреда; при продолжаемых и длящихся преступлениях — с момента прерывания или соответственно окончания преступной деятельности.

С окончанием преступного или приравненного к нему антиобщественного посягательства необходимость в причинении вреда посягавшему с целью пресечения последнего, а значит, с целью защиты правоохраняемых интересов отпадает. Поскольку акт необходимой обороны представляет собой действия, направленные на предотвращение или пресечение существующего посягательства, по времени он не может быть более продолжительным, чем само посягательство.

Причинение вреда при явно отсутствующем посягательстве должно квалифицироваться на общих основаниях в зависимости от конкретных обстоятельств дела. В отдельных ситуациях лицо может причинить вред, считая, что потерпевший совершает общественно опасное посягательство, которого на самом деле не было.

При добросовестном заблуждении относительно реальности посягательства действия якобы обороняющегося приравниваются к акту необходимой обороны. Содеянное лицом в такой ситуации не может рассматриваться как преступление.

Объективно оно является общественно опасным актом поведения, но лицо, причинившее вред при таких обстоятельствах, не может быть привлечено к уголовной ответственности, поскольку лицо не осознает и по обстоятельствам дела не может осознавать общественной опасности своих действий, то есть действует невиновно.

В случаях добросовестного заблуждения относительно начала и или конца фактического нападения и относительно его существования в действительности мнимообороняющийся освобождается от уголовной ответственности не потому, что он находится в реальном состоянии необходимой обороны, а потому, что действует как бы в состоянии необходимой обороны, то есть субъективно, а значит, и невиновно, и в сложившейся обстановке не может осознавать ошибочность своего предположения о реальном посягательстве, на предотвращение которого и были субъективно направлены его усилия.

Ответственность в этих случаях определяется по правилам о фактической ошибке, которая влечет ответственность за неосторожное причинение вреда. Возможность защиты включает в себя не только допустимость защиты, но и допустимость причинения при этом уголовно-наказуемого вреда. Нападение как объективное основание, а цель — отразить его — как субъективное основание необходимой обороны определяют возможность и допустимые пределы защиты.

Превышение пределов необходимой обороны. Не любое, а только явное, очевидное несоответствие защиты посягательству, может рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны.

С объективной стороны явность несоответствия защиты характеру и опасности посягательства выражается прежде всего в причинении посягающему чрезмерного с точки зрения пресечения посягательства вреда. Всегда, когда посягающему причиняется фактически излишний для защиты вред, речь должна идти о превышении пределов необходимой обороны.

Несоответствие между причиненным и предотвращенным вредом не исключает состояние необходимой обороны. Ее пределы оказываются превышенными лишь в случаях допущения явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства и причинения при этом обороняющимся вреда, заведомо более чем достаточного для предотвращения нападения.

Полагаем, что законодательное положение, предусмотренное ч. Оно не может быть распространено на все случаи обороны против опасного для жизни обороняющегося или другого лица насилия или непосредственной угрозы применения такового.

Возможны, например, случаи несвоевременного применения оружия или иных средств лишения посягающего жизни в процессе такого посягательства, которое может явно не соответствовать в данный момент характеру и опасности посягательства.

Чем посягательство опаснее, тем по общему правилу обоснованнее применение более опасных и, следовательно, более эффективных средств защиты. Оборона должна признаваться необходимой всегда, когда иных средств защиты включая специальные средства и оружие у обороняющегося не было и когда только их применение позволяло в данной обстановке отразить нападение.

Применение оружия при отражении общественно опасного посягательства — крайняя мера, которая может стать необходимой или даже единственно пригодной мерой защиты от нападения лиц, реально угрожающих жизни и здоровью обороняющегося или других лиц. Правила, регламентирующие применение физической силы, специальных средств и оружия при выполнении своих служебных обязанностей или общественного долга по поддержанию правопорядка, помогают избежать причинения излишнего вреда лицам, чьи противоправные действия вызывают состояние необходимой обороны.

В обычной обстановке обороняющийся, безусловно, обязан предупредить посягающего о намерении их использовать, предоставив достаточное время для выполнения своих требований. Но в случаях, когда промедление в применении силы, спецсредств и оружия создает непосредственную опасность жизни или здоровью людей и когда такое предупреждение является неуместным или невозможным, обороняющийся не должен оглядываться на эти правила и неукоснительно им следовать, рискуя потерять всякую возможность остановить посягающего, спасти его жертву — себя или другого человека.

Объективные характеристики нападения и защиты подвергаются субъективной оценке обороняющегося, который, исходя из ситуации, составляет собственное мнение относительно противостоящих ему сил нападения и своих возможностей по его отражению.

Субъективные моменты играют важную роль в оценке обстоятельств, характеризующих не только основание и условия, но и пределы необходимой обороны. Уголовный закон признает превышением пределов необходимой обороны умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства.

Причинение посягающему вреда по неосторожности при эксцессе обороны не может влечь уголовной ответственности. Аналогичный подход законодателя прослеживается и в Особенной части УК РФ, где формулируются составы убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны ч.

Лицо, действующее при превышении пределов необходимой обороны, подлежит уголовной ответственности лишь тогда, когда посягающему при этом умышленно причиняется смерть или тяжкий вред его здоровью.

Уголовная ответственность для обороняющегося в случае превышения пределов необходимой обороны наступает лишь в случае, если он умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть.

Если в ч. Именно при превышении пределов необходимой обороны, а не при нарушении любых других условий ее правомерности, лицо продолжает действовать в состоянии необходимой обороны, хотя и причиняет вред, более чем необходимый и достаточный для пресечения посягательства, что придает совершаемому обороняющимся преступлению извинительный характер.

При нарушении же любого другого условия правомерности необходимой обороны действия виновного лишаются всякой необходимости и полезности, поэтому должны подлежать уголовной ответственности и наказанию на общих основаниях.

В этом отношении более удачной представляется редакция п. Правда, в ч. Так, в абз. Это происходит в тех случаях, когда волнение, возникающее при нападении, по своей силе и интенсивности достигает состояния физиологического аффекта, которое способно произвести качественные изменения в сознании, психике обороняющегося, существенно сказаться на его сознательно-волевой деятельности например, создать преувеличенное представление об опасности нападения, помешать ему составить правильное мнение о намерениях и возможностях нападающего, характере его действий и т.

Понятие задержания преступника. Задержание преступника — самостоятельный вид правомерного, социально полезного поведения законопослушных граждан и должностных лиц органов правопорядка. Институт задержания преступника хорошо известен международному уголовному праву.

Если задерживаемый оказывает вооруженное сопротивление, а также если другие меры, имеющие менее исключительный характер, для задержания недостаточны, допускается применение оружия.

Представители общественности и граждане, участвующие в задержании преступника, обладают такими же полномочиями, как и должностные лица по поддержанию правопорядка, за исключением сугубо специфических, продиктованных официальным положением и специальными условиями применения табельного оружия и специальных средств.

Действия по задержанию преступника сопровождаются причинением ему вреда. Однако еще в ст. Указа от 5 июня г. Указ от 26 июля г. Так, в п. Уголовная ответственность за причинение вреда задержанному могла наступить лишь при условии, если такие действия не являлись необходимыми для задержания, явно не соответствовали характеру и опасности посягательства.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик г. Хотя они и не вступили в силу, однако воплощенная в них идея законодательного закрепления института задержания преступника была реализована в УК РФ.

Из приведенного положения можно сделать следующие выводы:. Из наименования и текста ст. Более целесообразным представляется также использование в ст.

В качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, следует считать не само по себе задержание преступника как действие, направленное на такое задержание, а то, что придает этому действию необходимый или вынужденный характер. Как и в случаях с необходимой обороной и крайней необходимостью , обстоятельством, исключающим преступность деяния, в случаях насильственного задержания преступника является состояние насильственного задержания преступника.

Такое состояние представляет собой систему элементов признаков , характеризующих насильственное задержание лица, совершившего преступление, и противодействие последнего правомерному задержанию, основания и условия правомерности действий задерживающего и задерживаемого в конкретной ситуаций. Основания и условия правомерности причинения вреда при задержании преступника.

Задержание преступника как правомерное, социально полезное поведение возможно только тогда, когда оно, подобно акту необходимой обороны или крайней необходимости, совершается в состоянии соответствующей необходимости.

Состояние необходимости задержания преступника — это динамическая система, в основе которой находится конфликтное взаимодействие лица, производящего задержание, и лица, задерживаемого за совершение преступления.

Только в рамках этой системы и следует решать вопрос о том, имело ли место необходимое вынужденное причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании. Правомерное задержание преступника — всегда вынужденное, всегда необходимое действие. Меры по его задержанию должны быть вызваны необходимостью задержания.

Иными словами, причинение преступнику вреда с целью его задержания должно основываться на правомерности самого акта задержания.

Но правомерность этого акта не исключает, а предполагает возможность причинения при этом насилия, связанного с причинением задерживаемому уголовно-наказуемого вреда, если он препятствует достижению указанных в уголовном законе целей. Меры насильственного задержания применяются тогда, когда в них и, конечно, в самом задержании есть необходимость как общее основание действия по задержанию лица, совершившего преступление.

Вынужденное причинение вреда возникает именно потому, что задерживаемый после совершенного им преступления активно сопротивляется или стремится уклониться от задержания и доставления в органы власти. Состояние необходимости задержания преступника, в том числе с применением насилия, создает ситуацию, в которой задерживающий вынужден действовать, причиняя вред задерживаемому.

Такая вынужденность определяется соизмеримостью сил, возможностей и средств задерживающего лица и противодействующего преступника в конкретной ситуации. Вынужденность, связанная с необходимостью преодолевать противодействие задерживаемого, предполагает вынужденность, связанную с необходимостью действовать в соответствии с характером и опасностью совершенного им преступления, определяющей тот минимум вреда, причинение которого допустимо в целях задержания преступника.

Таким образом, применение мер по насильственному задержанию преступника становится необходимым, а значит, правомерным и желательным, если задерживаемый: совершил преступление, о чем достоверно становится известно лицу, осуществляющему задержание; в момент задержания непосредственно после совершения преступления или его пресечения всем своим поведением ясно показывает свое нежелание подвергнуться задержанию и доставлению в органы власти, проявляя при этом неповиновение, стремясь спастись бегством от задержания или активно сопротивляясь его осуществлению.

Задержанию подлежит лицо, совершившее преступление а не иное правонарушение , проступок, малозначительное деяние, в смысле ч. Полагаем, однако, что объект задержания, предусмотренного ст. Имея в виду некоторую специфику задержания невменяемого или лица, не достигшего уголовно-наказуемого возраста, совершившего общественно опасное посягательство, предусмотренное уголовным законом , они не могут задерживаться ни по правилам необходимой обороны, ни по правилам крайней необходимости, ни по каким-либо иным правилам.

Необходимость же в насильственном задержании таких лиц нередко возникает. Тот факт, что лицо совершило преступление, является одним из объективных оснований для его насильственного задержания.

Задержание лица, совершившего преступление, при наличии к тому других оснований в равной мере необходимо как в момент непосредственно после его совершения, так и значительно позже этого, пока сохраняются юридические последствия содеянного. Например, задержание подозреваемого в преступлении столь же необходимо, как и задержание обвиняемого, подсудимого, осужденного или лица, совершившего побег с мест лишения свободы.

Необходимость в насильственном задержании лица возникает, как правило, в случаях совершения им преступления, представляющего значительную общественную опасность. Вынужденный характер действий причинителя вреда объясняется в таких случаях опасностью совершенного задерживаемым преступления. К таковым, безусловно, должны относиться прежде всего тяжкие и особо тяжкие преступления.

Практически чаще всего насильственному задержанию подвергаются убийцы, разбойники, насильники, террористы, хулиганы и другие подобные лица, совершившие деяния, представляющие повышенную общественную опасность. Совершение менее опасного преступления также может послужить основанием для насильственного задержания преступника в тех, например, случаях, когда оно позволяет своевременно установить личность неизвестного преступника, закрепить доказательства его виновности в содеянном, предотвратить совершение им нового преступления.

Обоснованность задержания преступника с причинением ему вреда зависит также от характера совершенного им преступления. Не может служить основанием насильственного задержания совершение таких преступлений, как, например, отказ в предоставлении гражданину информации, воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий и т.

Нельзя по общему правилу задержать за любое преступление, поскольку незаконное лишение свободы, которым сопровождается задержание, уже само по себе представляет значительную общественную опасность.

Однако вред, причиняемый задерживаемому, может быть и более значительным, чем тот, который он причинил сам, если это было вызвано необходимостью насильственного задержания преступника.

Необходимость в насильственном задержании лица, совершившего преступление, возникает только тогда, когда это лицо своим поведением ясно показывает свое нежелание быть задержанным и доставленным в органы власти. Поведение задерживающего целиком зависит от действий задерживаемого, поэтому оно осуществляется в форме противодействия — пассивного, когда задерживаемый стремится убежать, скрыться, и активного, когда он оказывает физическое сопротивление.

Важно, чтобы такое поведение задерживаемого в основном было вызвано не боязнью расправы, а стремлением избежать задержания и доставления в органы власти, боязнью ответственности за содеянное перед правосудием. Противодействие задержанию, подтверждающее стремление преступника уклониться от уголовной ответственности, является еще одним объективным основанием правомерности насильственного задержания.

Противодействие преступника задержанию должно быть реальным, иметь место непосредственно в момент его задержания. Состояние необходимости задержания преступника возникает сразу же после окончания им преступления или фактического прекращения неоконченной преступной деятельности и существует как возможность проведения его правомерного задержания.

Эта возможность реализуется в насильственных действиях задерживающего лишь с того момента, когда задерживаемый реально противится задержанию и доставлению в органы власти.

Она сохраняется до того момента, пока возможно и допустимо привлечение лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности или, если преступник осужден, — приведение в исполнение обвинительного приговора , постановленного в отношении этого лица.

При реализации этой возможности в результате противодействия преступника задержанию правомерность причинения ему вреда прекращается с момента, когда он перестает противиться задержанию и доставлению в органы власти. Задержание преступника может осуществляться и в процессе совершения задерживаемым преступного посягательства или хотя бы после него, но в условиях, когда преступник, стремясь избежать задержания, нападает на задерживающего.

В таких случаях не происходит совмещения необходимой обороны и задержания преступника. При пресечении преступного посягательства задерживающий вынужден вначале решать задачи необходимой обороны, а затем, когда посягательство пресечено, он приступает к решению задач задержания преступника и доставления его в органы власти, сообразуясь при этом не только с характером и опасностью содеянного, но и с характером и интенсивностью противодействия задержанию.

Если задерживаемое лицо совершает при этом посягательство в отношении лица, которое его задерживает, то, как сказано в Постановлении, ситуацию следует оценивать по правилам о необходимой обороне, поскольку лицо, уже совершившее преступление, из задерживаемого трансформируется в нападающего, посягательство которого необходимо пресекать.

Право на задержание преступника, связанное с причинением ему вреда, как и право на необходимую оборону, принадлежит человеку независимо от возможности избежать совершения таких действий или обратиться за помощью к другим людям или органам власти.

По смыслу закона причинение вреда лицу, совершившему преступление, при его задержании правомерно лишь в случаях, когда иными средствами задержать такое лицо не представляется возможным ч. Ограничивая осуществление права на задержание преступника условиями, не отражающими социально-правовой природы этого института уголовного права , законодатель создает дополнительные трудности для защиты интересов уголовного правосудия и предупреждения преступлений в подобных ситуациях и тем самым снижает социально-полезную активность населения и должностных лиц, готовых добросовестно исполнять свой нравственный долг и соответственно правовую обязанность по поддержанию правопорядка.

Вероятно, учитывая именно эти обстоятельства, в международном уголовном праве признается правомерность применения силы, необходимой при данных обстоятельствах для задержания лица, совершившего преступление, а в тех случаях, когда другие меры недостаточны для задержания, допускается применение оружия.

Задержание правомерно лишь при наличии уверенности в том, что задерживаемый совершил преступление и что он действительно намерен избежать задержания и доставления в органы власти.

Задерживающий должен располагать достаточными сведениями, указывающими на причастность задерживаемого к совершению соответствующего преступления.

Такая уверенность представляется вполне оправданной тогда, когда задерживаемый застигнут при совершении преступления, когда очевидцы прямо укажут на него как на лицо, совершившее преступление, когда на нем или на его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления, когда он будет опознан по фотографии из объявления о розыске преступника, когда имеются любые достоверные данные, свидетельствующие о том, что уверенность в совершении преступления задерживаемым имеет глубокие основания.

Уверенность в том, что задерживаемый совершил преступление, должна подкрепляться также уверенностью в том, что он уклоняется от задержания, не желает быть доставленным в органы власти. Задержание правомерное, если оно своевременно, то есть осуществляется тогда, когда лицо, совершившее преступление, в момент задержания оказывает противодействие задержанию.

Причинение вреда лицу, которое при задержании фактически не оказывало задерживающему сопротивления и не пыталось уклониться от задержания, не может рассматриваться как вынужденное, то есть совершенное в состоянии необходимости задержания преступника.

Мнимое задержание преступника. В тех случаях когда задерживаемый на самом деле не совершал преступления, вызывающего необходимость его задержания, или фактически не пытался уклониться от задержания после его совершения, и лицо, осуществляющее задержание, ошибочно предполагало наличие того или другого, причинение вреда такому лицу при данных обстоятельствах признается деянием, совершенным при мнимом задержании преступника.

Если же лицо не сознавало, но по обстоятельствам дела могло и должно было сознавать ошибочность своего предположения о наличии объективных оснований для насильственного задержания преступника, оно подлежит ответственности за неосторожное преступление.

Субъективное основание задержания преступника. В тексте ч. О причинении вреда задерживаемому по необходимости говорится лишь в ч. Запрещается применение таких мер, в которых нет непосредственной необходимости с точки зрения достижения целей задержания преступника.

Эти цели — задержать его после совершения преступления и без промедления доставить задержанного в органы власти — субъективное основание задержания преступника. При задержании преступника, как и при необходимой обороне, решающее значение имеет направленность действий задерживающего, их целевое содержание. Насилие над преступником осуществляется не ради самого насилия и даже не ради задержания, а в целях передачи задержанного органам власти.

В перспективе задержание преступника преследует цели лишить задерживаемого возможности уклониться от уголовной ответственности и совершать новые преступления. Задержание лица, совершившего преступление, с применением силы, подручных или специальных средств и оружия, является правомерным и социально полезным поступком, если меры насильственного задержания были разумно необходимы при данных обстоятельствах и были направлены на его задержание с целью передачи задержанного органам власти и лишения его возможности совершать новые преступления.

Пределы необходимости задержания преступника должны определяться в зависимости от его предшествующего преступного поведения и настоящего поведения, активного или пассивного, противодействующего задержанию, от того соотношения сил и возможностей, которыми располагают в данной обстановке задерживающий и задерживаемый.

Задержание протекает как конфликтное взаимодействие — действие по задержанию и противодействие задержанию при конкретных обстоятельствах, в конкретной обстановке задержания преступника. Такое превышение возможно и в виде превышения достаточного или причинения явно чрезмерного вреда в сравнении с тем, который был необходим и достаточен для задержания преступника или в виде превышения допустимого вреда, явно не соответствующего характеру и опасности совершенного им преступления, но и в виде превышения того и другого одновременно.

Лицо, превышающее пределы необходимости задержания преступника, вынужденно применяет меры насильственного задержания, сопряженного с причинением задерживаемому вреда, но причиняет при этом фактически заведомо чрезмерный в сравнении с характером и опасностью совершенного им преступления и явно излишний, более чем достаточный для задержания вред.

Иными словами, действуя вынужденно, задерживающий причиняет в конечном итоге не вынужденный, не являющийся в этой части необходимым по своим размерам и целевому содержанию вред задерживаемому. Превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда ч.

Деяние, совершенное при превышении пределов необходимости задержания преступника, признается преступлением, совершенным при смягчающих обстоятельствах.

Такое превышение является конструктивным признаком составов убийства , умышленного причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенных при смягчающих обстоятельствах ч. Понятие крайней необходимости. В жизни каждого человека могут случаться ситуации, когда крайне необходимо сделать шаги для предотвращения неотвратимой опасности, угрожающей своим или чужим, личным или общественным правоохраняемым интересам, путем причинения вреда другим, также правоохраняемым интересам.

Эти шаги должны быть по возможности продуманы настолько, чтобы последствия содеянного в подобной ситуации не обернулись для данного лица глубоким раскаянием и негативными юридическими последствиями.

Уголовная ответственность человека, действующего в состоянии такой необходимости, именуемой крайней, исключается, если его поступок удовлетворяет тем основаниям и условиям, которые предусматривает уголовный закон. Часть 1 ст. Крайняя необходимость потому и именуется крайней, что она представляет собой обстоятельство, при котором для устранения опасности, непосредственно угрожающей одним правоохраняемым интересам, необходимо причинить вред другим правоохраняемым интересам.

При этом происходит фактическое столкновение интересов, охраняемых уголовных законом: для предотвращения одного вреда приходится причинять другой вред. При крайней необходимости свобода выбора поведения предельно ограничена: только причинение вреда одним правоохраняемым интересам позволяет предотвратить причинение более значительного вреда другим правоохраняемым интересам.

Деяние, продиктованное крайней необходимостью, внешне представляется как преступление. Но оно является правомерным, поскольку выполняет общественно полезную функцию. То обстоятельство, что при крайней необходимости одни правоохраняемые интересы ограждаются от опасности путем причинения вреда другим, также правоохраняемым интересам, не меняет позитивного в целом социального и нравственно-правового содержания этого акта.

Субъект крайней необходимости преследует общественную пользу, добивается получения блага, общего положительного результата. Его борьба с грозящей опасностью направлена в конечном счете на достижение общественно полезной цели, поэтому человек, отстраняющийся от нее, проходящий мимо чужого горя, страданий или неприятностей, поступает по меньшей мере безнравственно.

Защита охраняемых уголовным законом интересов при крайней необходимости является субъективным правом для всех людей, а для отдельных категорий граждан сотрудников полиции, других должностных лиц, пожарных, врачей и т. Лицо, обладающее такой обязанностью, не может уклониться от борьбы с опасностью под любым предлогом.

Например, боец пожарной команды не может отказаться от тушения пожара под тем предлогом, что это угрожает его здоровью или жизни. В случае уклонения от борьбы в подобных ситуациях лица, не выполнившие свою правовую обязанность, в предусмотренных законом случаях несут уголовную, дисциплинарную или иную ответственность.

Устранение опасности, угрожающей здоровью или гибели людей, в ситуациях, предусмотренных ст. Все положения ст. Основания и условия правомерности крайней необходимости. Акт крайней необходимости как деяние, причиняющее вред охраняемым уголовным законом интересам, может быть признан правомерным деянием, если он совершается в состоянии крайней необходимости.

Это состояние представляет собой целостную динамическую систему, основу которой составляют элементы взаимодействия опасности и защиты, их соотношение, характер и особенности проявления, связи, основания и условия, характеризующие опасность и правомерность действий по ее устранению.

Акт крайней необходимости осуществляется для устранения опасности. Опасность, угрожающая личности, правам данного лица или других лиц, интересам общества или государства, является объективным основанием для вмешательства данного лица с целью защиты интересов, которым эта опасность угрожает.

Источником опасности могут быть самые разнообразные факторы: стихийные силы природы наводнение, землетрясение, оползни, пожар, ураган и др. В случаях, когда источником возникшей опасности являлись действия человека, они, как правило, бывают противоправными.

Когда лицо сознательно создает своими действиями опасность, преследуя при этом общественно неодобряемую цель причинения вреда, а затем созданную им опасность предотвращает путем причинения меньшего вреда, чем предотвращаемый, содеянное при таких обстоятельствах не может рассматриваться по правилам о крайней необходимости.

Лицо должно привлекаться к ответственности за умышленное причинение вреда. Если опасность причинения вреда была вызвана действием, совершенным по неосторожности, то устранение ее путем причинения меньшего вреда правоохраняемым интересам должно расцениваться как акт крайней необходимости.

Когда в неосторожном поведении лица, вызвавшем состояние крайней необходимости, имеются все признаки состава какого-либо преступления, это лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за неосторожное причинение вреда. Если опасность вызвана невиновным поведением человека, то его действия, направленные на устранение этой опасности, должны рассматриваться по правилам о крайней необходимости.

Бездействие лица, обязанного совершить определенное действие для устранения возникшей опасности, не является основанием крайней необходимости, поскольку опасность уже существует, вызывая необходимость ее устранения. Она и является тем источником, который несет угрозу правоохраняемым интересам. Если лицо бездействует в этой ситуации например, пожарный уклоняется от тушения горящего дома или военнослужащий бежит с поля боя , оно может быть привлечено к уголовной или иной ответственности за нарушение соответствующей правовой обязанности.

Только реальная, существующая в объективной действительности и имеющаяся в наличии в данный момент опасность может создать состояние крайней необходимости. Фактическое отсутствие опасности, угрожающей правоохраняемым интересам, не дает основания для причинения вреда другим правоохраняемым интересам даже в тех случаях, когда ее наступление в будущем характеризуется значительной степенью вероятности.

Реальность или неприкосновенность как необходимое условие, характеризующее опасность, очерчивает временную границу, в которой существует, возникает и заканчивается состояние крайней необходимости.

Акт крайней необходимости — действие правомерное и общественно полезное, поскольку направлено на защиту интересов, охраняемых законом. Цель устранения опасности, угрожающей правоохраняемым интересам, является субъективным основанием крайней необходимости.

Устраняя опасность для одних правоохраняемых интересов путем причинения вреда другим правоохраняемым интересам, лицо стремится причинить меньший вред, чем предотвращаемый, и тем самым обнаруживает более глубокую и перспективную цель своих действий — защитить правоохраняемые интересы путем получения общего положительного баланса вредных последствий в ситуации крайней необходимости.

Акт крайней необходимости — это активная и целенаправленная борьба с опасностью, борьба ради спасения более ценного блага или предупреждения более значительного вреда путем вынужденного причинения вреда менее ценному благу или менее значительного вреда равноценному благу например, причинение легкого вреда здоровью для устранения опасности, угрожающей причинением тяжкого вреда здоровью.

Объекты защиты по существу те же, что и при необходимой обороне. При крайней необходимости устраняется опасность, угрожающая личности и правам данного лица или других лиц, интересам общества или государства. Надо полагать, хотя об этом не сказано в ст. Защищать можно только правоохраняемые интересы.

Защита посредством акта крайней необходимости интересов, которые закон не охраняет, не может быть признана правомерной. Опасность, угрожающая правоохраняемым интересам, в состоянии крайней необходимости устраняется путем причинения вреда другим правоохраняемым интересам.

Однако причинение вреда — крайнее средство, даже если оно используется в общественно полезных целях. Лицо, имеющее возможность устранить опасность, не причиняя вреда правоохраняемым интересам, должно в полной мере использовать эту возможность. В противном случае ссылка на состояние крайней необходимости исключается.

Об этом же свидетельствует то, что в качестве необходимого условия правомерности причинения вреда при устранении опасности в ч. Это значит, что жертвами действий, устраняющих опасность, могут быть лица физические и юридические, общественные организации и государство , непричастные к ее возникновению. Причинение вреда третьим лицам допустимо и тогда, когда субъект крайней необходимости уничтожает или повреждает источник опасности, не являющийся общественно опасным посягательством.

Акт крайней необходимости должен быть своевременным, то есть совершенным в то время, когда возникла и еще не устранена опасность, угрожающая правоохраняемым интересам. Если опасность не возникла или миновала, если она не существует в настоящем, непосредственно не угрожает правоохраняемым интересам, необходимость в причинении вреда другим правоохраняемым интересам либо не возникает, либо становится излишней.

Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом, а отказ от обороны сам может заключать в себе состав преступления или дисциплинарного проступка.

Необходимая оборона как активная форма пресечения и отражения посягательства не может быть сведена к простому противодействию путём отталкивания нападающего, парирования его ударов. Она выражается в контрнаступлении на посягающего.

Именно поэтому государство предоставляет соответствующим работникам право применять огнестрельное оружие об этом подробнее см. Если не соблюдено хотя бы одно из этих условий, акт защиты уже перестаёт быть общественно полезным и может повлечь за собой уголовную ответственность.

Условия правомерности акта необходимой обороныпринято подразделять на относящиеся к посягательству и защите. Нельзя не согласиться с мнением А. Речь идет о заведомом, явном произволе, об очевидно противоправных действиях представителей власти и других должностных лиц.

О последнем может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрацией оружия и прочими устрашающими способами. Решение вопроса о наличности посягательства должно быть основано на объективных данных о том, что общественно опасное посягательство уже началось либо непосредственно предстоит. Один из посетителей, находясь сзади Б.

Одновременно с этим другой завернул ему за спину левую руку и пытался вытащить из кобуры револьвер. Препятствуя завладению оружием, Б.

В этот момент один из нападавших, Д. Отражая преступное посягательство по завладению оружием, Б. Пределы необходимой обороны превышены не были [10]. Однако против посягательства, которое не является наличным, а возможно лишь в будущем, необходимую оборону применять нельзя.

Посягательство не является наличным в тех случаях, когда оно закончилось и опасность уже не угрожает. Юридические последствия мнимой обороны определяются по общим правилам о фактической ошибке. При решении этого вопроса возможны два основных варианта:.

Если фактическая ошибка исключает умысел и неосторожность, то устраняется и уголовная ответственность за действия, совершенные в состоянии мнимой обороны. В таких случаях лицо не только не сознаёт, но по обстоятельствам дела не должно и не может сознавать, что общественно опасного посягательства нет.

Налицо случай casus , невиновное причинение вреда. Если при мнимой обороне лицо, причиняющее вред мнимому посягателю, не сознавало, что в действительности посягательства нет, добросовестно заблуждаясь в оценке сложившейся обстановки, но по обстоятельствам дела должно было и могло сознавать это, ответственность за причинённый вред наступает как за неосторожное преступление.

При более внимательном отношении к создавшейся ситуации субъект мог бы не допустить ошибки и прийти к правильному выводу об отсутствии реальной опасности. Как отмечалось выше, существуют условия, относящиеся к защите от общественно опасного посягательства:. Такой круг объектов защиты определен в ст. В судебной практике тем не менее ещё встречаются ошибки, когда право на оборону признается только при посягательстве на личность и права самого обороняющегося.

Сторож Л. Органы предварительного следствия квалифицировали действия Л. Кассационная инстанция по протесту прокурора отменила приговор и вернула дело на новое судебное рассмотрение, мотивируя это тем, что лично Л.

При новом кассационном рассмотрении приговор суда первой инстанции был оставлен без изменения [11]. Причинение вреда непричастным к посягательству людям не подпадает под понятие необходимой обороны.

Особенностью защиты при необходимой обороне является её активный характер. Только такая оборона представляет надёжную гарантию от грозящей опасности.

Однако этот подход является односторонним и поверхностным. Даже Артикул Воинский уже в г. По справедливому замечанию Н. В тех же случаях, когда обороняющийся, не осознав факта окончания посягательства, причинил посягавшему какой-либо вред, следует руководствоваться указанием Пленума Верховного Суда СССР о том, что «состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания» [13].

Состояние необходимой обороны оправдывает причинение вреда посягающему лишь в том случае, когда защитительные действия не выходят за пределы необходимой обороны. Причинение посягающему при отражении общественно опасного посягательства вреда по неосторожности не может влечь уголовной ответственности.

Тем самым расширено право граждан на оборону от преступных посягательств. Для правомерной обороны не требуется абсолютной соразмерности между способами и средствами защиты и способами и средствами посягательства.

Защищающийся не всегда может действовать соразмерными средствами, тем более что у него нет времени для размышлений, соразмерны ли применяемые им способы и средства защиты способам и средствам посягательства.

Ещё одним проблемным моментом, который выделяют некоторые исследователи института необходимой обороны, является соотношение состояния аффекта и превышения необходимой обороны. В частности, такой вопрос поднимает кандидат юридических наук, судья И.

Фаргиев, на исследования которого я в дальнейшем буду опираться. Каждое из высказываний в правовой литературе по данному вопросу содержит рациональное зерно и может служить одним из критериев разграничения анализируемых статей УК.

Закон ст. Престарелый С. Повалив С. Затем Владимир, приставив нож к спине С. Последний, опасаясь за свою жизнь, выбил из его рук нож и нанес им Владимиру два ранения, чем причинил ему тяжкий вред здоровью. Подводя итог, необходимо отметить, что в УК РФ г. Но можно ли убить подобным предметом? К сожалению, это не было принято судом во внимание.

Главным аргументом была угроза убийством со стороны нападающего. В настоящее время равенство всех определено законом, что уже приносит свои положительные плоды. Некоторые авторы считают, что вместе с тем ст. В частности, В. Акимочкин считает, что её недостаток в том, что в ней не нашла своего отражения такая характерная, наиболее распространённая для необходимой обороны форма посягательства, как нападение.

Я не согласен с такой точкой зрения. Ведь в ст. Оборонять можно честь и достоинство, а также имущество, причём не только своё, но и принадлежащее другим лицам. Например, человек видит, что за оградой кто-то пытается угнать автомобиль его соседа. Разве можно говорить о нападении в данной ситуации? Однако право на необходимую оборону имущества соседа присутствует и в этом случае.

Правда, В. В этой ситуации в качестве компромисса между двумя точками зрения оправданным было бы по опыту ст. Федерального закона от 1 июля г. Однако сводить все случаи необходимой обороны к защите от нападения не следует. Поэтому нет никакой необходимости приравнивать его к акту необходимой обороны [16]. Следует различать административное и уголовно-процессуальное задержание, с одной стороны, и уголовно-правовое задержание лица, совершившего преступление, — с другой.

Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимом задержании решается по общим правилам о фактической ошибке. Налицо случай казус , невиновное причинение вреда. Является ли причинение того или иного вреда необходимым для задержания преступника, должно решаться в каждом конкретном случае, исходя из обстоятельств дела. Рядовой К.

На окрик: «Стой! Тогда К. Военный суд обоснованно сделал вывод о том, что в создавшейся обстановке К. Если тяжкий или средней тяжести физический вред причинён задерживаемому по неосторожности, уголовная ответственность не наступает. Следует иметь в виду, что о превышении мер, необходимых для задержания преступника, речь может идти лишь при наличии права на задержание.

Причинение вреда в таких случаях лишено общественной опасности и уголовной противоправности и в большинстве случаев носит общественно полезный характер. Опасность, исходящая из различных источников, должна:. Наличность опасности означает, что она возникла, существует и ещё не миновала. Как уже миновавшая, так и лишь возможная в будущем опасность не могут породить состояния крайней необходимости.

Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимой крайней необходимости решается по общим правилам о фактической ошибке. Водитель Р. Чтобы спасти им жизнь, Р.

Здоровью владельца мотоцикла П. Очевидно, что Р. Иными способами предотвратить наезд на них было нельзя. Состав преступления в действиях Р. В противном случае ссылка на состояние крайней необходимости исключается в этом, кстати, проявляется одно из существенных отличий крайней необходимости от необходимой обороны.

Вред, причинённый в состоянии крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред. Вред, причинённый в состояния крайней необходимости, должен быть менее значительным, чем предотвращаемый вред. В частности, нельзя спасать одно благо за счёт причинения вреда равноценному благу например, спасать свою жизнь за счёт жизни другого, человека.

Вопрос о том, какой вред считать более важным, а какой — менее, является вопросом факта и решается в каждом конкретном случае в зависимости от обстоятельств дела. В основу оценки вреда причинённого и вреда предотвращённого должны быть положены как объективный, так и субъективный критерии.

УК РФ г. Не исключено также прямое воздействие на психику лица путём использования различных психотропных веществ, звуковых высокочастотных генераторов, гипноза и т. Норма, предусмотренная ст.

То же правило действует и когда вред правоохраняемым интересам причиняется вследствие психического принуждения угроз. Типичными примерами могут, например, служить действия кассира, отдающего разбойникам под угрозой применения оружия дневную выручку, либо действия директора банка, отдающего под пытками ключ от хранилища с драгоценностями.

Разумеется, об общественно полезной направленности таких действий говорить не приходится, но уголовная ответственность исключается. Включение в УК РФ г. В соответствии со ст. Не случайно в УК РФ г. Далее я перечислю условия правомерности обоснованного риска, при которых он является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность.

Причинение вредного последствия при риске является лишь возможным. Там, где речь идет о заведомом причинении ущерба, правомерный риск отсутствует.

В частности, риск не может быть признан обоснованным, если он заведомо был сопряжён с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия ч. Было бы неправильно лишать такое лицо права на риск в различных экстремальных ситуациях — главное, чтобы он давал шанс на позитивный результат.

Следует иметь в виду, что в отличие от крайней необходимости вред, причинённый при обоснованном риске, иногда может быть и больше того, который предотвращён. Превышение пределов обоснованного риска рассматривается как обстоятельство, смягчающее ответственность п.

В соответствии с ч. Вопросы, связанные с оценкой правомерности причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам при исполнении подчинённым приказа или распоряжения в дальнейшем в понятие «приказ» как более широкое я буду включать и распоряжение начальника, довольно часто возникают на практике. Однако положения ст. Обязательными следует считать также приказ администрации, адресованный рабочему или служащему любого юридического лица.

Уголовную ответственность за причинение такого вреда несёт лицо, отдавшее незаконный приказ. Здесь имеет место ситуация посредственного причинения. Приказы обладают большей юридической силой, чем само исполнительское действие [23]. Незаконный приказ исполнению не подлежит.

В противном случае, если причинён вред охраняемым уголовным законом интересам, наступает уголовная ответственность. В подобных случаях он должен отвечать не только за последствия незаконного приказа, но и за злоупотребление должностными полномочиями ст.

Второе условие правомерности действий бездействия лица, выполняющего приказ, — это отсутствие у данного лица сознания его незаконности. Если исполнитель приказа заведомо знал о его преступном характере, он подлежит уголовной ответственности на общих основаниях. Здесь имеет место соучастие в преступлении с разделением ролей. Между тем такая ответственность в силу закона может и не наступать, если сотрудник нарушает правила применения оружия в состоянии крайней необходимости и не нарушает условий её правомерности.

Также вполне возможны случаи правомерной обороны и нарушения при этом действующих правил применения оружия. После того, как я рассмотрел все шесть обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, я хотел бы резюмировать значимость и актуальность этой проблемы. Многие считают её достаточно изученной и не вызывающей трудностей и спорных моментов.

Но следует иметь в виду, что в правоприменительной практике все ещё имеют место отдельные недостатки и ошибки, связанные с применением законодательства об обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Это можно объяснить следующим. Существенное значение для раскрытия содержания обстоятельств, исключающих преступность деяния, имеет наряду с анализом признаков конкретной ситуации и то условие, при соблюдении которого причинение вреда признается правомерным.

Во-первых, нормой всегда признаётся безвредное разрешение социальных проблем. Нанесение ущерба рассматривается как вынужденная в социальном плане мера, как отклонение, позволяющее обеспечить сохранность более важных общественных интересов: жизни, здоровья, имущества, порядка управления, эффективности развития новых, перспективных направлений во всех отраслях хозяйствования и пр.

ОРМ, обследование и обыск: чего хотят полицейские? Как понять, возбуждено или нет уголовное дело?

уголовный кодекс рф воровство