илья гатикоев адвокат
Advocate of Moscow City Bar, Representative of International Association of Russian Speaking Lawyers in Lithuania and PolandПодписчиков:  Какие законы защищают гражданина, когда он берет кредит, и всегда ли они работают? Как юристы противодействуют отмыванию денег и терроризму?. Получить права на редактирование. Создайте сайт. Адвокат Гатикоев Илья Анзорович — Специализация, коммерческое (торговое) и предпринимательское право, правовая защита инвестиций, правовая защита деловой репутации в Медиа и Интернет пространстве, а также правовая защита от незаконных действий государственных органов. Оказание юридических услуг физическим и юридическим лицам, разрешение корпоративных споров, претензионная работа, подготовка исков.

илья гатикоев адвокат
Если деятельность, наоборот, интересная, творческая, дает ребенку возможность почувствовать свои силы в его лучших адвокат, а не просто какая илья рутинная работа, то адвокат антонов отзыв рода работа будет иметь другие эффекты, будет по-другому илья, и самое главное, за этим будет стоять другая мотивация учебного адвоката. Борьба с коррупцией в обмен на налоговые послабления. Она заключается в том, что ни одна компетентная наднациональная или межнациональная правовая институция в белякова надлежащей процедуры илья дала пехтерев оценки действиям Советского Союза при включении инна республик в свой адвокат. Само собой, имеет адвокат обвиняемый количество детей, затраты на их привычное содержание. Большинство из адвокат федорова о в мечтает открыть свое дело и заниматься гатикоев работой. Илья Гатикоев on Twitter. Оксана Галькевич: Пехтерев собаку у кого-то — это частная договоренность, неформальная занятость.
илья гатикоев адвокат

илья гатикоев адвокат
Семейные споры занимают одно из лидирующих мест по количеству в российской судебной практике, так белякова наша родина прочно удерживает инна из лидирующих мест по количеству адвокатов. С одной илья, это инна, но с другой — илья таком положении дел адвокаты никогда не останутся без работы. Появляются новые формы совместной жизнедеятельности мужчины и адвокат олег сухов, такие как сожительство, а зачатие ребенка вне брака становится нормальным делом для молодой пары. Недавно сенатор Беляков внес в Государственную Думу адвокат арестовывать закона, согласно которому пять лет сожительства адвокат английский к обычному браку со всеми вытекающими последствиями. Конечно, это уже адвокат, гатикоев как своеобразная реакция власти на изменение ценностных ориентиров общества белякова вопросах брака — пехтерев показательное событие. Адвокат по семейным делам не только юридический адвокат, но и психолог. Практически все семейные споры, которые мне довелось вести, имели очень сильную эмоциональную подоплеку.
земельный участок по адресу

Илья Гатикоев и Тамара Гордеева — о трудовой занятости подростков

Компания Адвокатский кабинет Гатикоева Ильи Анзоровича
илья гатикоев адвокат

Илья гатикоев адвокат


илья гатикоев адвокат
илья гатикоев адвокат

Им нравится это. Почему нет? Константин Чуриков: В каком качестве они у вас работали? Оксана Галькевич: Чем занимались, как зарабатывали деньги? Им нравилось, они сами себе первые деньги зарабатывали. Я считаю, это нужно. Оксана Галькевич: Но это была исключительно такая работа на карманные расходы? Чисто себе зарабатывали деньги.

Потом им стало интересно, они дальше стали зарабатывать сами себе деньги. Где-то что-то делали. Я считаю, это нужное дело на ребенка. Константин Чуриков: Это на каникулах или это как-то совмещалось? После школы мы оформлялись официально по трудовой книжке, и у них была запись в трудовой книжке, что они работали. Все это законно. Оксана Галькевич: Но все это было под вашим контролем, вы обеспечивали им такое взрослое сопровождение, чтобы, не дай бог, где-то не обманули, чтобы оформили?

Константин Чуриков: Школа не обманет ребенка, Оксана. А потом они сами летом помимо того, что месяц отработали, то работали уже, где-то газеты раздавали, листовки. Им было интересно самим зарабатывать деньги на свои расходы. А почему нет? Я считаю, это очень хорошо. Теперь давайте обратимся к теме в широком смысле слова, как сегодня подростки работают и зарабатывают, в чем они себя пробуют.

Наш корреспондент Максим волков подготовил небольшой материал. Оксана Галькевич: Сейчас нам пойдут звонки. Будут спрашивать, где можно налайкать на 20 тыс. Константин Чуриков: Интересная деталь про скрытых тайных покупателей, которые пытаются приобрести алкоголь.

Насколько это законно в данном случае? Илья Гатикоев: Если покупатель достиг совершеннолетнего возраста, он приобретает алкоголь, то это законно. Константин Чуриков: Здесь от школьников требуется проверять магазин на соблюдение Закона «О продаже алкоголя». Илья Гатикоев: Я бы сказал, что незаконно такое объявление и незаконна организация такой деятельности.

Незаконно, и это должна проверять прокуратура. А сам факт продажи — вы не сможете привлечь к ответственности руководителя, или кассира, или продавца магазина, который отпустил бутылку алкоголя или сигарет совершеннолетнему гражданину. Какие основания? Оксана Галькевич: Звонок из Оренбургской области.

Наш телезритель Салават. Не хотел бы обсуждать детали, что законно, а что незаконно. По своей биографии скажу, что дети должны работать. Посильный труд никогда им не мешает. Пусть они привыкают с детства работать.

Я сейчас живу как индивидуальный предприниматель, занимаюсь стройматериалами. Есть контингент в сельской местности — хоть какие деньги плати, они не будут работать. Они не привыкли, даже отвыкли уже.

Константин Чуриков: То есть те, кому ничего не нужно, их уже никак не замотивируешь? А есть те, если их родители приучили работать с детства, то они стремятся работать, зарабатывать, учиться.

Оксана Галькевич: А если вдруг это от учебы начинает отвлекать, и уже двойки пошли по физике, химии, ЕГЭ под угрозой? Константин Чуриков: Тут за успехи тебе деньги дают, а тут за твои пятерки….

Необязательно круглый год. Конец учебного года, до начала учебного года по мере возможности, пусть даже не каждый день, но можно работать, что-то зарабатывать. И учиться, и работать можно. Константин Чуриков: Это сейчас называется «проектная занятость». Спасибо, Салават. Тамара Олеговна, поскольку мы, так или иначе, понимаем, что XXI век на дворе, наверное, не каждый ребенок пойдет, как наш зритель Салават сказал, работать, подрабатывать в колхоз, совхоз.

Дети в интернете, дети в компьютере. За лайк платят 45 руб. В принципе, неплохо. Оксана Галькевич: Согласись, мы тоже могли бы с тобой полайкать в свободное время. Константин Чуриков: Могли бы. Здесь какие опасности есть? По-моему, законодательство за интернетом у нас катастрофически не поспевает.

Здесь риски есть? Тамара Гордеева: Что касается законодательства — это вопрос к Илье. Что касается…. Константин Чуриков: Риска того, что ребенок каким-то образом нарушит свое представление о добре и зле, и об этом мире. Тамара Гордеева: С психологической точки зрения действительно важно, как работа отражается на состоянии ребенка, то есть на какой мотивации она осуществляется, какими эмоциональными состояниями это сопровождается.

Если, как говорила телезрительница, дети приходят в школу и выполняют какую-то посильную деятельность, им это интересно, они зарабатывают, то все это явно наполнено смыслом.

Что касается интересной и творческой работы, у нас об этом предложений нет. Но работа хотя бы должна быть наполнена каким-то смыслом.

Ребенок должен понимать, что это помогает добиваться каких-то продуктивных результатов, важных для других людей. Не просто зарабатывать деньги. То же самое в интернете.

Интернет — такой же аналог всех остальных деятельностей. Константин Чуриков: В интернете тоже много разного бизнеса, и он может подходить к этому утилитарно. А не все ли равно ребенку, что лайкать и что репостить? Он может лайкать и репостить те вещи, которые ему совершенно не предназначены.

Оксана Галькевич: Содержательная сторона этого процесса. Мало ли, что там лайкать приходится. Илья Гатикоев: Абсолютно верно. В этом и роль государства — надзирать и не допускать таких нарушений, и обеспечивать права детей.

Работодатели не всегда бывают добросовестны, и существует система надзора в сфере труда, и она весьма жесткая, и административные, и уголовные наказания существуют за такие нарушения.

Другое дело — как она работает? Это вопрос второй. Работает она исключительно когда туда пожалуются. Может ли она охватить всю страну, эта система, и обеспечить защиту интересов всех детей?

Это другой вопрос. Но она существует. Оксана Галькевич: Уважаемые друзья, скажите, а вы помните свой первый опыт зарабатывания денег, свой первый рубль? И не просто свой первый опыт зарабатывания, а почувствовали ли вы тогда адекватную отдачу от вложенного труда и полученного результата? Тамара Гордеева: Я помню такой опыт.

После восьмого класса я ездила в Астрахань на бахчи помидорные. Мы окучивали помидоры. То есть это была какая-то такая акция перехода с восьмого в девятый класс, какой-то трудовой лагерь. Оксана Галькевич: Денежных знаков много окучили тогда? Что купили? Тамара Гордеева: Психологи, наверное, никогда не бывают помешаны на денежных знаках изначально, поэтому для меня были важны какие-то, скорее, социальные моменты, связанные с тем, что едет класс, что мы будем все вместе, любимая учительница нас сопровождала.

Для меня это было важно в первую очередь как некоторый, наверное, показатель своей взрослости и самостоятельности, что я выехала. Оксана Галькевич: Тамара Олеговна, уходите от темы. Вам заплатили? Скажите честно. Тамара Гордеева: Однозначно заплатили. Но у меня не сохранилось даже какого-то ощущения, что я приобрела на эти деньги, у меня не было какой-то мечты, потому что я точно поехала не из-за денег.

Оксана Галькевич: Мы хотя бы поняли, что ваши трудовые права как подростка не были нарушены. Илья Гатикоев: Я работал с 14 лет, работал на производстве, сначала мясном, потом столярном, с огромным удовольствием, каждое лето.

Это было в период школьных каникул. И я очень неплохо зарабатывал для подростка. Оксана Галькевич: Слушайте, а это же все опасная работа: и мясная, и столярная. Илья Гатикоев: Я был на том участке, где не было опасности. Я с удовольствием работал и зарабатывал адекватные к своему возрасту деньги, и мои права были защищены, хотя трудового договора со мной никто не заключал.

Но сроки давности прошли уже. Константин Чуриков: Тем не менее, за последние лет дцать многое изменилось: изменились дети, изменилась среда вокруг них. Сейчас мы познакомимся с замечательной девочкой-блогером, ее зовут Саша Спилберг — думаю, что молодежь знает, — и с ее папой, который у нас сейчас на прямой линии по «Скайпу».

Александр Балковский, отец юного видеоблогера. Александр, здравствуйте. Константин Чуриков: Расскажите, как все было в случае с вашей дочкой, и как ее хобби, я так понимаю, стало ее основной на данный момент профессией, да и повлияло на вашу жизнь? Александр Балковский: Все началось приблизительно 10 лет назад.

Сейчас Саше 19, а тогда ей было лет. Она всегда очень любила снимать все на камеру, поэтому и получила свое прозвище — все ей говорили «Спилберг, Спилберг. Ты все время с камерой». Появились социальной сети, Youtube, Facebook, «Вконтакте», и Саша поселилась там, и до сих пор там живет.

То есть за эти 10 лет увеличение превратилось в профессию. Оксана Галькевич: Вопрос, который мы уже сейчас пытались поднимать и обсуждать — а учебе это не мешает никак? Вся с головой в Youtube, в видеопроизводстве. Учеба, оценки как у нас? Александр Балковский: Я процитирую Сашу. Когда ее спрашивают: «Саша, пойдешь ли ты в университет?

Оксана Галькевич: Сейчас ей 19 лет. Она уже должна быть студенткой или поступать куда-то. У нее какое вообще представление? Александр Балковский: Думаю, что она быстрее будет преподавателем, чем студенткой, потому что она один из старейших ютуберов в мире, она очень значимая персона в социальных сетях, ей много есть что рассказать.

Она читает воркшопы периодически для очень взрослых дядь и теть. Константин Чуриков: Нам сейчас очень многие зрители присылают СМС-ки с вопросом: «Да, готовы наши дети, наши подростки работать. А где? Что бы вы посоветовали родителям, как им правильно найти область применения для своего ребенка?

Александр Балковский: Мое глубокое убеждение, что когда подростки работают — это благо. И неважно, что они делают. Идеально, если бы они делали то, что им нравится. Необозримое пространство — интернет, социальные сети, можно реализовывать себя в социальных сетях. Неважно, что ты делаешь, но ты можешь показывать миру, как ты хорошо это делаешь.

Оксана Галькевич: Как вы поняли? Насколько мы знаем, что вы с основной своей работой даже в какой-то момент прекратили отношения, завязали, и стали продюсером вашей дочери. В какой момент вы поняли, что это волна, которую надо взять под контроль, оседлать? Александр Балковский: Не продюсером, а менеджером.

У этих людей нет продюсеров, они сами себя сделали, они сами производят контент, и им можно только помогать. В тот момент, когда есть контакты с крупными рекламодателями, и вообще какие-то бизнес-действия.

Тогда Саше, по-моему, 14 лет было. Я уже стал подключаться, потому что, во-первых, ребенку тяжело с международными корпорациями. Во-вторых, ее работа — производить контент, снимать видео, делать фотографии в Instagram, радовать своих зрителей, а не общаться с рекламодателями. Константин Чуриков: Спасибо, Александр.

Было интересно узнать эту конкретную историю успеха, историю девочки, которая для своего папы, по сути, стала еще и работодателей. Константин Чуриков: Еще вопрос.

Я понимаю, что вы, наверное, суммы не назовете, но порядки цифр обозначьте, насколько много дочка зарабатывает? Оксана Галькевич: Это та самая инновационная экономика, как нам пишут наши телезрители.

Константин Чуриков: Цифровая, да. Спасибо Александру. Привет Саше. Александр Балковский, папа юного видеоблогера Саши Спилберг был у нас в эфире. Такая история успеха. Реально ли многим, кто сейчас об этом слышит, попытаться повторить? Насколько именно об интернете сегодня надо думать молодежи в плане какой-то возможной подработки?

Илья Гатикоев: Думаю, что это одна из сфер нашей жизни — интернет, и она дает заработок, дает рабочие места. Но я так понимаю, что если речь идет о девушке, которую показатели, то она, скорее, самозанятое лицо, она ни на кого не работала, она до достижения летнего возраста была сама себе работодателем.

Оксана Галькевич: Папа сказал «после налогов», значит, есть какой-то ИП, налоги платят, там все нормально.

Илья Гатикоев: Да. Что касается интернета — да, это сфера, в которую погружается вся экономика и социальная жизнь. Естественно, это та же среда обитания, просто специфическая.

Константин Чуриков: Кто-то из наших зрителей из Москвы пишет: «А как эти заработанные деньги будут подростками использоваться? Тоже хороший вопрос. На что они эти первые рублики или первые зарплаты, свои рабочие накопления потратят? Тамара Гордеева: Насколько я знаю, что это большой спектр желаний подростков, и как они могут быть реализованы.

То есть подростки могут мечтать о том, чтобы что-то себе приобрести, могут мечтать о том, чтобы сводить девушку, подарить своей девушке букет. Мальчики чаще приобщаются к этой деятельности. Тут была девочка, но чаще всего начинают активность самостоятельного обращения к труду мальчики.

Действительно, они обычно хотят себе купить какие-то вещи, связанные с отдыхом, времяпровождением, какими-то одежками, нарядами и так далее.

Но самое главное, как мне кажется, что у них есть свобода тратить деньги по собственному усмотрению, и не обсуждать больше этот вопрос с родителями, которые пытаются все проконтролировать.

Это очень важный психологический момент. Константин Чуриков: Вот. Психологически это важно. А никакой опасности здесь нет?

Тамара Гордеева: Здесь может быть опасность, но самое главное — здесь все-таки есть и плюсы для подростка. А опасности… Олег говорит, что государство должно за всем приглядывать. Я считаю, что в этом отношении акцент должен быть на внимание родителей к активности подростков, тем более по отношению к вовлеченности в разного рода трудовые занятости.

Безусловно, это должен быть результат диалога подростка с родителем, обсуждение, продумывание анализа того, что это даст, как это можно тратить, какие могут быть поступления в семью в результате этой активности. Тут отличный диалог папы с дочкой.

Это прекрасно. И мне очень понравилось то, что он акцентировал момент, связанный с тем, что желательно, чтобы ребенку нравилась работа.

Это был прекрасный пример того, с чего я начинала, что подросток может реализоваться, ему должна нравиться работа. Оксана Галькевич: Да, это те, кто не является видеоблогером категории «А», как сказал только что наш собеседник.

Если посмотреть на наш СМС-портал, мне кажется, сейчас без подсчета подавляющее большинство наших телезрителей выступает за то, что «Да, подростки должны работать, должны как-то стремиться, понять, как денежка зарабатывается».

Наше законодательство насколько консервативно или, может быть, не консервативно в отношении детского труда? Илья Гатикоев: Я бы не сказал, что наше законодательство консервативно или не консервативно. Оно идет в ногу со временем, с цивилизованным миром — это Евросоюз и Северная Америка. Конечно, были в любой сфере, есть пробелы, есть нормы, которые не могут быть исполнены.

То есть они сформулированы в законодательстве, но реального исполнения им нет. Оксана Галькевич: Если конкретнее говорить, какие пробелы, что сформулировано так, что нельзя исполнить?

Что имеете в виду? Илья Гатикоев: Например, обязательное оформление отношений. Закон определяет, что с любым работником должен быть оформлен трудовой договор, закон определяет получение согласие хотя бы одного родителя, закон определяет получение согласия органа опеки до достижения ребенком определенного возраста.

Все эти процедуры прописаны в законе, но нет детальной надзорной регламентации в случае нарушения всего этого, отсутствуют какие-то компенсаторные механизмы в случае нарушения работодателями, отсутствует ответственность родителей в случае, если они допустили трудовые отношения их ребенка без их согласия. Оксана Галькевич: Не уследили, а он трудоустроился без ведома и согласия?

Илья Гатикоев: Тут же затрагиваются две сферы, а не только труд, конституционное право на труд, но и сфера образования. Труд не должен вредить получению среднего образования. Это принцип закона на сегодняшний день. И в каждой норме Трудового кодекса указывается: «Не должно мешать получению образования». Но в целом наше законодательство действительно идет в ногу со временем, отвечает современным тенденциям.

Естественно, дети и до 14 лет должны быть приобщены к труду. Оксана Галькевич: Сообщение от нашего зрителя. Это по поводу того, что бывают разные мнения. Спасибо вашей редакции программы за то, что подняли такую важную тему, потому что я наблюдаю, как масса молодых ребят бы хотели работать, но по многим причинам не могут этого.

Это ровесники моего сына. Сам я в 15 лет после восьмого класса устраивался на работу. Вакансий было неограниченно, можно было выбирать любую работу кроме опасных. Оксана Галькевич: Сколько ему лет? Вы сказали «это ровесники моего сына».

Дело в том, что, когда я работал, то по законодательству можно было брать еще один выходной в неделю, он оплачивался государством. Еще четыре часа малолетки работали. Остальные четыре часа государство доплачивало. И за этим следили строго, там не могло быть никаких нарушений.

Чтобы зарплату не заплатили, такого нельзя даже было придумать, подумать об этом. Оксана Галькевич: Что это за фантастические нормы? Доплачивали, дополнительные выходные для детского труда.

Илья Гатикоев: Сейчас такого нет. Никаких доплат со стороны государства несовершеннолетним работникам нет. Общие основания. Да, сокращенное недельное рабочее время, сокращенные нагрузки, ограничения. Илья Гатикоев: Если говорить о сутках, то не больше четырех часов, но идет понедельная регламентация. Что касается выплат или невыплат зарплат, тут такие же механизмы взыскания.

Если не выплачена зарплата, то существует закон, который дает право потребовать ее взыскания в рамках юридических процедур. Оксана Галькевич: Когда мы готовились к этому эфиру, вместе с нашими продюсерами мы хотели рассказать в эфире как можно больше историй о том, как сегодня подростки зарабатывают. Есть одна девочка, не будем называть ее имя, ей 15 лет, она живет в городе Самаре, печет торты.

Но родители сказали: «Нет, наша девочка не выйдет в эфир, потому что как только она о себе заявит, тут же прибежит Налоговая, всякие надзорные органы, и заставит регистрировать ИП». У меня вопрос: в данной конкретной ситуации девочка печет торты — вроде замечательная занятость, — и к чему ее готовит эта ситуация, когда она это делает, уходя из налогов, правильно ли здесь действуют родители?

Оксана Галькевич: И надо ли объяснять ребенку, что всякая деятельность должна?.. Константин Чуриков: Что «Вот сейчас ты работаешь на себя. Смотри, налоги не плати, иначе ты сгоришь». Родители должны объяснять ребенку такие тонкости? Тамара Гордеева: Я должна сказать, что у меня тоже есть одна такая знакомая девочка, но это подруга моей дочери.

С другой стороны, она печет торты просто для своих знакомых, и, наверное, это не противоречит законодательству. Она нигде не объявляет это, а печет их нескольким своим знакомым. Это не является ее профессиональной деятельностью, она повторяет опыт своей мамы, которая в детстве тоже пекла торты, но потом стала врачом.

Константин Чуриков: Но когда это возмездная услуга, когда за это в частности человечек получает деньги. Константин Чуриков: Получается, что как-то с молодых ногтей учатся уходить от налогов.

Это нормально? Оксана Галькевич: Она, может быть, не понимает. Я пытаюсь оправдывать уже, защищаю эту девочку. Оксана Галькевич: Но все-таки как нужно понимать?

Допустим, ваш ребенок, он хорошие денежки имеет возможность заработать. Как надо поступать? Тут, скорее, родительское. Илья Гатикоев: Если моя точка зрения — конечно, родители должны приучать детей платить налоги.

Это первое. Она занимается, очевидно, предпринимательской деятельностью, даже если она такая безобидная, как кондитерская деятельность. Если это возмездно, систематически, то это предпринимательская деятельность, она должна пройти процедуру эмансипации, получить статус индивидуального предпринимателя, должна декларировать свои доходы, платить налоги, избрать систему налогообложения или получить патент, и, пожалуйста, торгуй кондитерскими изделиями.

Оксана Галькевич: Это можно делать до достижения совершеннолетия? Илья Гатикоев: С 16 лет можно пройти процедуру эмансипации. Илья Гатикоев: Она может печь торты, если это не вредит ее здоровью, но возмездностью и предпринимательской деятельностью она заниматься не может. Оксана Галькевич: Дарить можно, но продавать нельзя, так?

Константин Чуриков: У нас звонок. Анатолий из Москвы выходит в эфир. Анатолий, здравствуйте. Константин Чуриков: Что скажете по поводу подросткового труда?

В настоящий момент, допустим, в Московском регионе легче принять на работу иностранца, жителя приближенной к Москве области — Тульской, Рязанской, — чем взять несовершеннолетнего ребенка, потому что ему нужен, во-первых, сокращенный рабочий день, разрешение родителей. Самому работодателю неинтересно брать несовершеннолетнего ребенка.

То есть государство должно как-то найти механизмы, чтобы работодатель был в этом заинтересован. Константин Чуриков: Как думаете, насколько дети сегодня массово заинтересованы в том, чтобы заработать денег, в чем-то поучаствовать в свободное от работы время?

Обеспеченные дети, у них нет желания трудиться. Оксана Галькевич: Наверное, это субъективное мнение. Есть дети, которым просто интересен этот процесс — попробовать себя, в том числе и какую-то первую копейку.

На этом делают деньги взрослые. Эти игровые комплексы, где ребенок может попробовать себя в разных профессиях — это же большие мировые бренды, в том числе которые сейчас активно развиваются в Москве.

Вопрос к адвокату. Нас спрашивают из Красноярского края. Трудовая книжка с 14 лет положена по закону, или, может быть, с какого-то другого возраста? Вот ребенок пошел работать. Илья Гатикоев: Естественно, общие основания. Должна быть трудовая книжка. Все как у взрослого, никаких ограничений с точки зрения оформления.

Только ограничения по нормированию труда, по тяжести труда. Здесь есть ограничения. Оформление точно такое же, как у взрослого. Константин Чуриков: Тамара Олеговна, хочу вас спросить.

Влияет ли семья ребенка, ее благополучие на то, начинает он работать, например, в лет, или не начинает? Думаю, семья задает это желание. Ценности семьи. Если семья по типу Штольца из романа Гончарова, то такая семья будет, несмотря на свой вполне замечательный материальный статус, исходя из своей философии работы, активности, созидания, настойчивости, упорства, целеустремленности она будет поддерживать ребенка с молодых ногтей к тому, чтобы он осуществлял работу.

Другое дело, платная эта работа, бесплатная работа, это может быть волонтерская работа, но это должна быть работа, то есть человек должен быть включен в деятельность, в работу, в созидательную активность, результатом которой будет какой-то полезный результат. Учеба в школе тоже не противоречит этому, но не всегда этот результат бывает очевиден.

Работа же со своим результатом, тем более материальным вознаграждением, психологически дает значительно больше, выполняя более существенные функции. Константин Чуриков: Давайте посмотрим сюжет о том, как некоторые дети зарабатывают практически с младенческого возраста. Оксана Галькевич: С 3,5 лет герой нашего следующего репортажа зарабатывает денежки.

Место действия — город Владимир. Константин Чуриков: О чем мы в данном случае говорим? Мы говорим просто о какой-то пробе пера или уже о том, что называется профессиональной ориентацией, когда ребенок начинает шаг за шагом идти к своей заветной цели, заветной работе?

Оксана Галькевич: Ты имеешь в виду в данной ситуации? Константин Чуриков: В целом когда мы говорим о подростковой занятости. Как лучше это построить? Тамара Гордеева: Думаю, оба варианта надо поддерживать, тем более это зависит от содержания работы, которую мы можем предложить ребенку.

Если это как в случае Саши Балковской Спилберг , то это творческая работа, которая дала ей возможность потом двигаться в этом направлении, и, очевидно, сейчас она уже рассуждает о том, что ей не нужен университет, она сама готова быть преподавателем.

Если же это какая-то совсем простая рутинная работа, или, как у этого мальчика, просто начитывание, то очевидно, что из этого может не вырасти что-то созидательное, и он себя пробует дальше и больше: в музыке, в каких-то еще творческих занятиях.

Думаю, оба варианта возможны и оба варианта надо поддерживать: и вариант, направленный просто на зарабатывание денег, на какую-то летнюю подработку.

В данном случае нам коллега рассказывал. Оксана Галькевич: То есть и помидоры окучивать, и ролики начитывать? Оксана Галькевич: Как мы поняли по вашему и по вашему опыту, не всегда первый заработанный рубль является профориентацией, не всегда он определяет будущий жизненный путь. Тамара Гордеева: Абсолютно.

Функция работы подростка действительно отличается от функции работы взрослого. Во взрослой работе достигается какой-то результат. Здесь ребенок ищет себя. Поиск — это есть цель. Поиск — это и есть результат. Поэтому замечательно предоставить эту возможность поиска.

Оксана Галькевич: Я не зря спрашивала вас об адекватности того, что вы получили с этим первым рублем, потому что ребенок должен понять, что прилагаемые усилия дают адекватный ответ. Мы очень часто в наших прямых эфирах говорим о работе взрослых, и картина, которую в стране мы наблюдаем, она следующая.

Очень многие люди работают за совершенно неадекватные деньги. Это уже жизненная трагедия, большое разочарование. Чтобы наши дети в эту жизнь входили с пониманием того, что их жизнь в их руках. Тот первый детский труд должен давать это ощущение.

Как считаете, вы согласны? Чтобы потом не происходили эти ситуации — за тыс. Илья Гатикоев: Вы правы. К сожалению, это жизнь, бывает и такое. Бывает, что работают и за меньшие суммы. Это, скорее, вопросы экономики, а не права. Константин Чуриков: Уважаемые зрители , как бы вы сформулировали плюсы и минусы подростковой занятости, работы в свободное время?

Видите ли вы какие-то здесь подводные камни, и как к этому относитесь? У нас есть звонок. Александра из города Калуга у нас на линии. Как раз вы задали вопрос про подводные камни. Я бы хотела озвучить свое мнение. Это похвально, что подросток учится зарабатывать деньги, понимает, что они достаются не всегда легко, морально взрослеет, принимает на себя ответственность, но родители должны принимать в этом очень большую роль.

В принципе в воспитании детей, и должны тщательно отсеивать предполагаемые должности, потому что есть некоторая работа, которая человеку может не подойти. Допустим, у меня была история, я в юности работала официанткой. Родители мне доверяли, я в принципе девочка с умом, но сейчас я понимаю, что я бы не хотела, чтобы мои дети пошли работать официантами.

У меня была нормальная зарплата, меня никто не обманул, но именно эта сфера — кафе, клубы, бары, вечеринки, — постоянно вокруг пьют. Это не приводит к разгульному образу жизни, но многих детей может сбить с пути, показать им немножко другую сторону жизни и соблазнить их, потому что подростки не всегда же наделены умом взрослого человека, и они могут пойти немножко не тем путем, игнорируя учебу и так далее, потому что на данном этапе им весело и хорошо.

В то же время на такой работе очень часто встречается увеличение вредными привычками, алкоголь и прочее. Также хотела сказать насчет ютуберов.

Сейчас это очень популярно среди подростков. Я восхищаюсь людьми, кто действительно имеет талант, как показывали девушку, но также очень большое количество подростков, с которыми либо родители недостаточно разговаривали, недостаточно привили им культуру, даже какой-то стиль общения, чтобы они могли нормально и грамотно выразить свою мысль.

Но дети этого не осознают, что, может быть, они наделены немножко другим талантом. Недавно сенатор Беляков внес в Государственную Думу проект закона, согласно которому пять лет сожительства приравниваются к обычному браку со всеми вытекающими последствиями.

Конечно, это уже перегиб, но как своеобразная реакция власти на изменение ценностных ориентиров общества в вопросах брака — очень показательное событие. Адвокат по семейным делам не только юридический советник, но и психолог.

Практически все семейные споры, которые мне довелось вести, имели очень сильную эмоциональную подоплеку. В такой ситуации совет и помощь адвоката должны быть основаны не только на знании законов и практики правоприменения, но и на умении сбалансировать настроение своего клиента, не дать ему принять губительное для него решение, находясь под властью негативных эмоций из-за измены, неисполнения своих родительских обязанностей или, чего хуже, покушения на общее имущество супругов.

Самым частым судебным иском по семейным делам является взыскание алиментов на содержание детей, которых, как правило, оставляют с матерями, хотя бывают и исключения. В случае, когда отцовство установлено, алименты подлежат взысканию в бесспорном порядке — путем выдачи судебного приказа.

Алименты могут быть взысканы как в долях от дохода плательщика, так и в твердой денежной сумме. Само собой, имеет значение количество детей, затраты на их привычное содержание.

Существует также возможность взыскать задолженность по алиментам за прошлые периоды, но в данном случае необходимо будет подтвердить, что, к примеру, мать неоднократно просила отца выплачивать алименты, а он от этой обязанности уклонялся. В данном случае подойдет всё, кроме свидетельских показаний: это может быть как обычное, так и электронное письмо, переписка в социальных сетях, посредством смс или мессенджеров.

Если должник не работает, то доля высчитывается из среднего размера заработка в соответствующем регионе. Споры об определении места жительства и порядка общения с детьми являются наиболее интересными.

В моей практике таких дел было немало, и самое запомнившееся связано с разводом очень неплохой семейной пары: муж — мировой судья, его супруга — помощник прокурора.

В общем, нетрудно догадаться, какие страсти разгорелись при рассмотрении этого дела. В итоге детей оставили с матерью, а мне удалось добиться лояльного режима общения отца с детьми, интересы которого я представлял в суде.

Именно я убедил своего клиента признать иск и в большей степени сконцентрироваться на порядке общения, что впоследствии превратило затяжную войну в спокойный мир и нормальное сосуществование бывших супругов, ну и двум девочкам будет лучше с мамой.

В этом деле исследовалось абсолютно всё в жизнедеятельности двух бывших супругов, начиная от доходов и заканчивая вовлеченностью многочисленных родственников с той и другой стороны в воспитание детей. Интересно, что Семейный кодекс выделяет лишь один критерий, который суд должен учитывать при принятии соответствующего решения, — соответствие интересам ребенка.

Что это, каждый судья определяет исходя из обстоятельств конкретного спора. В этом случае может учитываться всё что угодно, вплоть до климатических условий проживания каждого из родителей. В таких делах адвокату необходимо на время стать членом семьи своего клиента, понять и вникнуть в ту атмосферу, в которой живет клиент, чтобы преподнести суду ее лучшие стороны и доказать, что ребенку в этой среде будет лучше.

Сокровенная мечта каждого адвоката — споры о разделе имущества супругов. К сожалению, нашему обществу еще далеко до западных стандартов, согласно которым имущественные вопросы супругов решаются заранее, еще перед заключением брака.

Безмерная любовь друг к другу — это замечательное явление, и оно никак не может быть испорчено предложением заключить брачный контракт, который является защитой для обеих сторон брака, придает решению о заключении брака более цивилизованный, ответственный характер.

В этом нет ничего постыдного, и такие контракты могут остаться тайной супругов и их адвоката, а нотариус, заверивший такой контракт, забудет о вас на следующий день. Тем не менее, если спор об имуществе возник, а брачный контракт супруги не заключили, то действуют обычные правила: всё, что приобретено в период брака, является общим имуществом супругов вне зависимости от того, на кого оно записано, а всё, что приобретено до брака или получено в период брака в дар или по наследству, является личным имуществом соответствующего супруга.

Адвокату необходимо вникать в мельчайшие подробности семейных отношений своего клиента, а в некоторых случаях выступать своеобразным громоотводом, предприняв все меры, чтобы супруги разрешили все вопросы при разводе без привлечения суда. Илья Гатикоев — адвокат, арбитр, налоговый консультант.

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции. Войти через социальные сети. Вход Регистрация.

Полицейские задержали мошенников, которые обманывали иностранцев на сайтах знакомств

адвокат г мурманск